23-10-2017

Око возрождения или древний секрет тибетских лам - 4

Продолжение: стр. № 4

Наутро Кы сварил немного горных бобов, накормил полковника, и они вновь отправились в путь. На вопрос полковника, почему лама ничего не ест, тот ответил, что ламы вообще не едят в пути. Накануне вечером полковник не очень хорошо разглядел ламу в свете угасающего костра. А в течение предыдущего дня пути тот ни разу не снял свой плащ с капюшоном. Теперь же полковник получил возможность рассмотреть ламу Кы без плаща. На нем были мягкие сапоги из невыделанной ячьей кожи, легкие хлопчатобумажные штаны и красная безрукавка из какой-то странной ткани. Гладкая упругая оливкового цвета кожа и идеальные линии сухощавого мускулистого тела ламы произвели на полковника поистине потрясающее впечатление. Перекинув свой плащ через плечо, лама Кы легко шагал по камням и молчал.

Полковник с удивлением обнаружил, что поспевать за ламой не так уж трудно. Конечно, тот шел медленно, однако не настолько, чтобы сэр Генри со своей тросточкой мог следовать за ним с такой легкостью. Он спросил у ламы, в чем тут дело.

- Это моя работа - водить стариков через горы к источнику молодости. Сейчас моя сила - твоя сила. А возвратиться ты сможешь и сам.

- Возвратиться? Но люди ведь говорят, что оттуда не возвращаются?!

- Люди? Ты больше слушай, что говорят люди... Не возвращаются те, кто хочет остаться. А ты принадлежишь к совсем другому миру и несомненно решишь вернуться.

- И меня отпустят?

- Страшных сказок наслушался? Тебя позвали, чтобы научить. А уходить или оставаться - твое дело. Никто никого не держит, никто никого не заманивает хитростью и никого не загоняет в обитель силой. Ты искал и был достаточно настойчив, значит, тебе это действительно необходимо, ты принял решение изменить себя и готов идти до конца. А наше дело - научить тебя способу преодолеть этот путь...

- Научить способу?.. Ты хочешь сказать, что "Око возрождения" это...

- Увидишь. Всему свое время.

- Послушай, Кы, ты полагаешь, я смогу научиться?

- А почему нет? Или ты - не такой, как остальные люди?

- А научившись сам, смогу ли я учить других?

- Сначала научись. Хотя, если честно, мы очень на это рассчитываем... Больше до самого вечера не было произнесено ни слова. Ночевали они в пещерке, похожей на первую. По-видимому, за сотни лет практика провода стариков через горы была отработана до мелочей. Засыпал полковник, как и в предыдущую ночь, под ритмичное сопение упражнявшегося ламы Кы. Утром полковник спросил:

- Скажи мне, Кы, а кому принадлежали те скелеты, о которых рассказывали "горные бегуны"?

- Откуда мне знать? Наверное, людям, которых убили горы.

- Но ведь их находили в одном и том же ущелье...

- Ущелье может быть очень длинным. Может быть, именно в нем живут большие леопарды. Если люди эти шли в одно и то же место, то и путь их проходил именно через то ущелье.

- Но они шли не к источнику молодости?

- Кто знает?.. Я провожу в монастырь не всех жаждущих, а только тех из них, кого мы выбираем.

- А каков критерий отбора?

- В человеке не должно быть алчности. Ведь часто случается, что человек стремится к "Оку возрождения", чтобы после торговать молодостью. Давным-давно перестало быть секретом то, что "Око возрождения" есть нечто, что каждый может унести с собой и передать другому человеку.

- А как вы можете узнать глубоко скрытые мотивы, движущие человеком? Лама Кы-Ньям промолчал, только на губах его возникла улыбка.

- Ну хорошо, - сказал полковник, - вы знаете, что человеком движет алчность. Однако ему удалось добраться до монастыря. Что тогда? Вы не допустите его к источнику?

- Решать такие проблемы - дело не мое, а лам-учителей в обители. Лично я думаю, что если алчному человеку удалось добраться до монастыря, значит, в том была необходимость. Полагаю, он получит все то же, что получают другие. Но кто сказал, что за время пребывания в обители движущие им мотивы не претерпят изменений? Хотя, знаешь, я не очень-то верю в то, что алчный дойдет до источника. Ведь его никто не станет вести.

- А бывает ли так, что вы... как бы это сказать... останавливаете алчных одиночек, стремящихся самостоятельно добраться до обители?

Лама рассмеялся:

- Конечно же, нет! Зачем? Для этого существуют горы, которые не прощают ошибок.

- Алчность - ошибка?

- Разумеется. Ошибка всей жизни.

И еще один день пути прошел в полном молчании. Дни сменялись ночами, ночи - днями, они шли от пещеры к пещере, и скоро полковник утратил счет времени. Лама Кы в основном молчал. Изредка полковник начинал его о чем-нибудь расспрашивать. Лама отвечал охотно, но кратко и точно.

Еще одна беседа запомнилась сэру Генри. Однажды вечером, незадолго до того, как они пришли в монастырь, полковник спросил:

- Кы, ты говорил в начале нашего путешествия, что вы рассчитываете на то, что я, овладев "Оком возрождения", сумею научить этому других людей. Почему вас это интересует? Кстати, за все время я ни разу не спросил, кого это - "вас"?

- О том, кто такие "мы", я все равно ничего тебе не скажу. А рассчитываем мы на тебя потому, что через несколько десятков лет люди в "большом мире" - назовем это так - вплотную столкнутся с необходимостью бороться с самими собой за собственное выживание. Их склонность потакать себе во всех своих слабостях заведет их чересчур далеко. И тогда "Око возрождения" может оказать им неоценимую помощь. Ты - первый человек оттуда, кто получит сокровище этого знания. Никто не будет требовать от тебя, чтобы ты, вернувшись домой, тут же начал собирать вокруг себя толпы и преподносить "Око возрождения" как некое откровение. Но если кто-либо попросит тебя научить его искусству оставаться молодым, тебе не следует отказывать.

Наконец однажды - это была уже почти середина лета - они пришли. Через два часа после того, как они утром отправились в путь, ущелье, по дну которого они шли вдоль небольшой горной речки, начало понемногу расширяться, а около полудня горы расступились и они вышли в узкую долину. Речка в этом месте расширялась, ветвилась и делала несколько петель. Над одной из ее излучин полковник увидел крохотный поселок, состоявший примерно из полутора-двух десятков небольших домиков с плоскими крышами, наполовину врытых в пологий склон. Из поселка к мостику через речку спускалась тропа. На другом берегу тропа пересекала долину и круто взбиралась вверх, скрываясь в густом лесу, покрывавшем высокий склон. Выше, там, где лес уступал место голым каменистым скалам, виднелось некое подобие лестницы, которая вела к стерам монастыря, размещавшегося отчасти в сложенных из обтесанных каменных глыб строениях, отчасти -в вырубленных прямо в скалах помещениях, темные окна которых зияли над отвесными скальными обрывами.

- Ну вот и все, мы пришли, - сказал полковнику лама Кы. - Дальше ты пойдешь один. Видишь тропу? Поднимешься по ней в монастырь. Там тебя примут.

- А ты? Ты где живешь? Разве не в монастыре? - удивился сэр Генри.

- Я живу везде, - ответил лама Кы-Ньям, широким жестом руки обведя высокие синие горы, со всех сторон окружавшие долину. И на глазах изумленного полковника он начал делаться прозрачным, в конце концов растворившись в неподвижном кристально чистом воздухе гор. Сказать, что сэр Генри был в шоке, - значит не сказать ничего. На то, чтобы прийти в себя от впечатления, которое произвел на него столь эксцентричный способ ламы Кы-Ньям говорить "до свидания", ему потребовалось никак не меньше четверти часа.

Остаток пути занял у полковника весь день до вечера. Тропа поднималась вверх очень круто, и почти через каждые сто футов пути старику приходилось останавливаться, чтобы отдохнуть. Наконец, когда над долиной начали сгущаться сиреневые сумерки, полковник подошел к монастырской стене и постучал в низенькую дощатую дверь.

- С того самого дня я с головой погрузился в странную и во многом непонятную для европейца жизнь затерянного в неприступных диких горах тибетского монастыря, - продолжал свой рассказ полковник.

- Все, что я видел там, скорее напоминало причудливый вымысел, чем реальность этого мира. Практики тибетских лам, их культура, образ жизни, их асолютное безразличие ко всему, что происходило в "большом мире", полная изолированность их крохотного мирка, в котором ничто не менялось на протяжении веков - все это труднопостижимо для человека с западным складом мышления.

Класс!

Комментарии (0):

Добавление комментария

Ваше имя:
Ваше e-mail:

Вы человек? Нажмите на картинку "лимон":

l1mon
abuz
chunky
bounty
 
Яндекс.Метрика
Копирование возможно при указании прямой индексируемой гиперссылки
п»ї